Лаборатория Фантастики

Несколько штатских с красными повязками на рукавах наблюдали за ходом сюрприз — с их появлением Эхмет сразу постарался свернуть разговор. К примеру, осознание того, что если ты 11 лет в одиночке о ком-то мечтал, и этот человек тебя тоже верно ждал все годы, совершенно не значит, что у вас в итоге все будет хорошо и он тебе не опротивеет через пару месяцев. Шар нет у них ни интереса, кукла цели, ни ответственности. Kaindl скажу, я ехала на работу в полдевятого и ревела в машине, потому что иначе просто невозможно. Lol непонятно, за что его так любят все эти женщины. Ну, если ставить сюрприз в такой плоскости — да, но скорее — не из-за, а за меня [ В послеобеденный перерыв разрешалось сидеть на kaindl, затем кукла и просмотры возобновлялись до ужина. Последующий и гораздо более продолжительный период в жизни Дании был куда более большим, как срюприз понимаю. Но с точки зрения большой он, бльшой, проиграл. Может быть, с какой-то сверхобщей, экуменической точки зрения, Аи действительно прав и шар. Выехать из города без сопровождения lol не .

Куклы lol золотой шар kaindl

Что за таинственные спортсмены-смертники, в любую минуту готовые из потенциальной подопытной крысы превратится в кучку дымящихся кишок? Что такое Камилл, человек-машина, который умирает и возрождается? Море вопросов, относящихся к принципиальному устройству мира. И при этом никак нельзя сказать, что мир не прописан — напротив, все честно, мы знаем ровно столько, сколько знает большинство героев.

Все же создается ощущение, что совсем незадолго до катастрофы мир как-то стабилен, система взаимодействия в нем вполне понятна и реализуема, и не требует от героев безумных подвигов. А потом случается нечто страшное, что разрушает привычную картину мира. И с одной стороны, это страшное привлекательно именно своей необычностью, тем, что оно выходит из ряда вон — но АБС не были бы социальными фантастами, если бы живописали историю именно с этой стороны.

Потому что катастрофа показана ровно настолько, насколько она отражается в людях, населяющих Радугу. Ведь к концу действия повести погиб-то всего один Камилл, да и то он потом оказался жив, а остальные только находятся в преддверьи гибели. Душа положена на весы, измерена, описана и убрана. Все решения приняты, дальше уже не важно. Сгорят ли все оставшиеся в подходящей Волне нового типа и останется ли один Камилл на засыпанной черным снегом планете — по сути, не так и важно.

Образно говоря, они уже сгорели. Объяснюсь, все поведение, и подвиги, и трусость и предательства, и склоки, и попытки спасти себя, и невозможность решить, кому жить, а кому умирать, совершенно идеально укладывается в рамки всех похожих конфликтов. Это осажденный город, который идет на сделку с осаждающими с тем, чтобы позволили выпустить женщин и детей, а мужчины остались там умирать. Это вообще вся история войн, по большому счету, когда надо чем-то пожертвовать, или кем-то.

Вот народ говорит, дались им эти ульмотроны, глупые люди, не ценят свою жизнь. Не согласна, что вы. У Ницше есть отличная идея по поводу подобных жертв: Ставит себя как ученого, патриота, родителя выше, чем себя биологическое существо. Не вижу в этом ничего ненормального, в общем. А проблема с тем, кого спасать — на самом деле не проблема. И нет там никакого специфического морального решения — оно лежит на поверхности, дело лишь в том, чтобы описать, как люди к нему приходят и его исполняют.

Это захватывающе интересный и грозный мир, в котором одновременно есть и нечто, граничащее с магией, и страшный риск. И все выписано настолько живо и достоверно, что в какой-то момент обитателям Радуги начинаешь завидовать — и продолжаешь до последнего. И по уровню текста, и по силе психологического воздействия на читателя. Семеро незнакомых друг с другом людей собираются в паломничество к какому-то крайне загадочному, жестокому и неуловимому божеству на захолустную планету.

У каждого из них — свои причины, очень веские и очень личные, чтобы туда отправиться. Подразумевается, что каждый хочет чего-то добиться от этого божества — то ли милости, то ли наоборот, но явно это почти нигде не звучит. Притом, что люди совершенно непохожи и цели у них тоже разные, некоторые конфликты и вообще напряженность между ними неизбежно.

Каждый рассказывает свою историю, свою главную тайну — что именно побудило его отправиться в паломничество к Шрайку. А вот здесь начинается нечто дивное. Семь историй, различных не только по сюжету и стилю, но и по общей морали. Сколько людей, столько представлений о правильном, важном, о том, что имеет ценность. Симмонс волшебным образом ухитрился так влезть в шкуру каждого рассказчика, что с его позицией соглашаешься, ему сопереживаешь, и нельзя поспорить, что ни у кого из героев не было лучшего выхода.

Каждый выбирает свою ценность, то религию, то защиту своей родины, то защиту родины чужой, то любовь, то семью. В изложении каждого его ценность выглядит, действительно, уникальной, ради которой можно пожертвовать всем остальным. Это мастерски написано, совершенно пронзительно, и после каждой почти истории просто трясет. Ремесло определяет сам их образ жизни. Ремесло дипломата, священника, военного, родителя. Именно из-за него они в конечном итоге оказались здесь все вместе.

Разумеется, одни истории производят больше впечатления, другие меньше. Я лично выбираю историю священника — меня всегда завораживала способность любить то, что ты не можешь ни увидеть, ни узнать, да еще так любить. Герои медленно продвигаются к месту своего назначения — заброшенному городу, в котором проявляется это кровожадное божество — и рассказывают истории. Истории заканчиваются как раз вовремя — они прибывают на место, им осталось пройти всего немного.

На этом заканчивается роман. Текст обрывается на очень высокой ноте, которая есть одновременно начало и конец. Возможно, они шли не для того, чтобы встретиться наконец со Шрайком, а только чтобы рассказать свою историю. Измениться, послушав истории чужие, объединиться. Многие из странников дезертируют, другие погибают.

Пройдя очищение в трудностях, лишь тридцать вступают на гору Симурга. В романе это не так, конечно, но открытый финал — совершенно открытый — позволяет предположить все, что угодно. И учитывая, что истории различны, герои различны и цели у них различны, открытый финал в данном случае — единственный способ закончить текст, потому что любая другая концовка свела бы на нет все истории, кроме одной.

А автор не отдает предпочтения никому из своих героев. Да, некоторое время я была лишена возможности разговаривать соответствующими цитатами и быть за счет этого причастна к оправданно широкому кругу фанатов романа — зато теперь получила море удовольствия и не упустила никаких шуток за отсутствием жизненного опыта и понимания что часто бывает, когда читаешь сатирические вещи в детстве.

Что сказать, Швейк прекрасен. Честно говоря, безумно жаль, что роман закончился так быстро — притом, что я в принципе не люблю длинные вещи, но он читался не просто на ура, а еще и очень легко, так, что не оставалось никакого ощущения усилий. И сам текст изумительный, и русский перевод тоже ну очень хорош. Гашек, похоже, как и в случае с Джеромом — тот автор, успех которого составляет в большей степени слог, нежели собственно сюжет. Говоря о сюжете, роман, в общем-то, довольно грустный во многом, если хоть на секунду отвлечься от гашековского юмора и взглянуть всерьез на происходящее.

Действительно, чтобы сохранить на этом фоне хоть крупицу разума, только и остается, что притворятся полудурком и плыть по течению. Но что приятно в целом, несмотря на столь тяжкое содержание, в целом остается впечатление не просто позитивное, а активно-жизнеутверждающее. Начинаешь верить, что все не так плохо, как могло бы быть, и даже если так плохо, все равно стоит смотреть на эту ситуацию с юмором и надеяться на лучшее.

И рано или поздно ситуация обязательно изменится, даже если сейчас тебя собираются завтра на рассвете повесить. В этом просто маленькое чудо Швейка: Про изумительный юмор, наверное, не стоит и говорить, потому что все приличные люди уже читали и сами знают. Швейк дико смешной, серьезно. Причем в нем, кажется, встречаются все возможные виды юмора: Каждый читатель найдет себе по душе, в общем.

Учитывая, что Швейк тоже не бедная овечка, и от его глупостей людям подчас достается не меньше, чем ему — от чужой сознательной злобы. Вообще фигура Швейка — это такой князь Мышкин, только без титула и с неистребимым чувством юмора. А по жизни он идет ровно так же — с дружелюбной открытой улыбкой, обращенной ко всем, только в улыбке Швейка подчас чувствуется подвох, и много раз и персонажи, и читатель задаются вопросом, то ли Швейк правда идиот, то ли он специально так издевается.

Интрига эта сохраняется до конца, хотя я лично предпочитаю думать, что позиция Швейка — очень удобная позиция умного человека, умеющего хорошо себя контролировать, в любых невыносимых обстоятельствах. Не хочется разводить пафос и говорить про социальный протест против угнетения и тд — это не главное, в конце концов, а главное — развлечение, которого Швейк как раз предоставляет в избытке. Я нежно люблю Сарамаго per se, а тут такой случай — невероятно талантливый автор берется за столь тонкую и болезненную тему.

Речь идет об общем впечатлении, которое оставляет текст, а не о его соответствии символу веры. И вот оно-то как раз двоякое. Сюжет, собственно, прост и безыскусен: Не в духе Ренана, разумеется, а в духе Сарамаго: Книгу надо пережить, потому что без этого, боюсь, не понять концовки. Думаю, все писалось ради нее, в итоги все ручейки сливаются в одну реку, которая и прорывает плотину. Последние страницы перед распятием — откровение совершенно теологического характера.

У Сарамаго Иисус действительно — герой книги, а не безвольная игрушка в руках Бога. Странно, что мне никогда раньше не приходила в голову мысль, которую сумел опровергнуть один Сарамаго: По канону, скажем так. Ведь действительно — не было. В этом-то и состоит основное отличие. Сарамаго один понял, что цели и идеалы Бога и человека слишком расходятся — поэтому они просто не могут прийти к консенсусу. Другое дело, что Бог, увы, несравненно сильнее.

Мне бы очень хотелось рассказать, в чем же суть этого подхода, другого угла зрения — но я не хочу испортить никому впечатление спойлерами. Если кто-то читал — интересно было бы обсудить. Во-1, потому что честная. Во-2 — из-за этого великолепного теологического пируэта в конце — жуткого и, опять же, честного в отличие от Библии. Ну, если ставить вопрос в такой плоскости — да, но скорее — не из-за, а за меня [ А вот третья — уже горная речка, на вид не такая уж глубокая все решающие битвы вроде бы сыграны , но полная опасных стремнин, подводных камней и водовородов, в которой потонули многие их тех, кто успешно переплыл предыдущую.

Сюжет захватывает настолько, что от большей части эпизодов невозможно оторваться, пока они не закончатся. В третьей книге это стало проявляться еще яснее: Эпизод с поедником Оберина и Григора Клигана я, грешным делом, перечитывала раза три, пытаясь понять, ну как же так получилось. Что мне еще ужасно нравится у Мартина — своего рода черный юмор, такие шуточки над читательскими надеждами и над стандартными литературными приемами вообще. К примеру, в какой-то решающий момент герой может либо проиграть, либо выиграть причем чаще всего на кону его жизнь или его и кого-то еще — так вот, у Мартина судьба всегда против, нет никаких волшебных спасений и торжества справедливости.

И никакой справедливостью вообще не пахнет, хотя и очень жизненно, что сказать. Вообще, пожалуй, все герои-репортеры вызывают огромное уважение одним своим общим качеством: Даже если у них убили всю семью, а их самих предали и искалечили — они поднимаются из грязи и идут дальше отвоевывать себе место под солнцем. Причем надо отдать должное Мартину, героизм его героев — не какое-то приписанное им автором качество, которому они, бедные, вынуждены следовать.

И если посмотреть с этой стороны, сложно даже выбрать, кто из них более героичен на самом деле, потому что достается всем и еще как. Как бы там ни было, удары оказываются такой силы, что герои под ними и ломаются, и гнутся. В этом мне тоже видится остроумная издевка автора: Не в смысле рыцарю на белом коне, а в смысле к тому, кто так или иначе выходит победителем из всех схваток и вообще оттягивает на себя внимание аудитории.

Пожалуй, таким героем мог бы быть совершенно прекрасный принц Оберин, но увы, увы Если в предыдущей книге была одна большая общая война, в которой все же было более ли менее понятно, кто с кем и за что воюет, то здесь войны вроде бы и нет, а былые победители погибают пачками, и отнюдь не от старости. При этом каждая смерть вполне оправдана — и в рамках данного сюжета, и вообще.

Мартин очень точно подметил, мне кажется, схему, по которой развиваются многие гражданские войны и революции. Пока еще Старки контролируют Север, а Ланнистеры столицу, но и то, и другое ненадолго, и по сути, хрупкое равновесие держится на конкретных людях, лидерах. Стоит им исчезнуть — начнется полный хаос, который, видимо, и ждет в 4 книге.

Валор моргулис, как говорится. Точнее, к одному персонажу. В первой книге цикла у Эндера была определенная цель — и все, что он делал, более того, все, что писал Кард вокруг и около, было подчинено этой цели. Если раньше за действиями Эндера лучше было наблюдать и восхищаться со стороны, то теперь хочется быть причастным. Потому что теперь цель — другие люди и их жизни как процесс, в смысле, а не как факт. И Эндер играет так же безупречно и так же на грани собственных возможностей.

Вы говорите — слабый и нерешительный? Да нет же, люди, человечный, человечный! Именно такой, какой нужен человекам. Что именно он и делает. Если вы понимаете, о чем я. Но в личном счете, думаю, цена столь же высока. На самом деле, я очень благодарна Карду, что он сумел удержать героя на достигнутой высоте — во всех смыслах. Не сделал его однобоким и бессердечным. Достаточно сильный и достаточно слабый одновременно.

Потому что вся эта история с Новиной верно пишу? Вы не представляете, сколько я ревела в метро, пока читала Во второй книге Кард усложнил себе задачу, если раскладывать роман на составляющие. Это линия человеческая и линия свинская э-э, piggies, pequeninos. Соответственно, есть пища и для ума, для сердца, кто что предпочитает. Линии переплетаются, влияют друг на друга, так что развязать их в итоге можно только одновременно — что Эндер и делает.

И при этом на грани восприятия постоянно маячит еще и третья, старая линия — линия buggers. Надо отдать должное Карду, он решает эту головоломку с неизменным изяществом. Вы можете сколько угодно догадываться, чем все закончится и будете правы, скорее всего , но никогда не догадаетесь, как автор к этому придет. С погрешностями из-за человеческого и свинского фактора, правда.

Во всяком случае, Эндер идет прямым путем, и вносит порядок в окружающий хаос, о чем бы ни шла речь. Пожалуй, из всей саги об Эндере это моя любимая книжка. Возможно, именно потому, что в ней Кард менее верен себе, чем обычно, и осмеливается поднимать совсем человеческие проблемы, чуждые иным расам Но Эндер справляется, и за это я люблю его еще больше.

Если вы хотите читать в оригинале, будьте заранее предупреждены, что кое-где Карду, видимо, лень переводить с португальского герои — потомки выходцев из Бразилии , и он оставляет его как есть не то чтобы это очень мешает, но я зануда, читающая со словарем, все равно Оценка: Но по моим подсчетам, прошло уже больше 10 лет, и, признаться, я плохо помню свою первоначальную реакцию. Однако сейчас, перечитав роман, я уже больше недели пребываю в неизменно шоковом состоянии.

Наверное, в у меня просто недоставало ума или жизненного опыта, чтобы понять, насколько это страшная и болезненная история. Зато теперь она прошлась по мозгам и сердцу по полной. И мне просто надо выговориться и немного привести свои мысли и чувства в порядок. Петров-младший хочет и идет в итоге на елку в ТЮЗ. А больше в романе ровно ни черта не происходит.

То, что автор умудрился все это изложить так, что можно прочитать, не вывихнув челюсть за зевотой, конечно, большая заслуга и редкий талант. Я только не могу понять, зачем он это сделал. Нет, я не получила никакой радости от собственно текста — он оставляет как раз какое-то довольно небрежное впечатление, что автор навалил грудой всего, чего у него там было, включая скрытые ссылки на того же Джойса ну кто бы мог подумать! Но никаких красот стиля или языка, чтобы можно было что-то процитировать и сказать, как же это хорошо, извините, не заметила.

Да, читать можно, и на фоне тотальной убогости многих других текстов этот может в чем-то выигрывать, но это вопрос, на что мы ровняемся. Мне все-таки хотелось бы что-то выносить их литературы, интерес в процессе, наслаждение текстом в процессе, новые знания, эмоции от героев и сюжета. Все-таки когда Лукьяненко не ударяется в эпику, он умеет писать очень легко и живо, и выдумывать качественные детали, и персонажей, и мир Дозоров в общем все так же хорош, как и в первых книгах.

Но гигантомания — это глобальная беда и Лукьяненко, и всех остальных отечественных фантастов его пошиба. Потому что если задача мельче, чем спасение всего мира, у нас герой с печки не встанет, и пошло соревнование Великих с Абсолютными и Древними богами, и все это начинает в пересказе неуловимо напоминать мальчика Аркашку. Тут же — любимый мир, привычные и качественно примененные приемы при полном эпик-фейле в сюжетной части. Ну то есть понятно, что по предыдущим нескольким книгам Дозоров сюжет у них один: В чем смысл противостояния Дозоров, зачем людям Инквизиция и почему у этих тысячелетних старцев ума не больше, чем у простого парня Антона — оставим вопрос.

Концовка вообще за гранью добра и зла, но может, оно и к лучшему. Хотя история про евгенику — это какой-то феерический треш просто, нельзя ж так над читателями издеваться! В целом — самое что ни на есть правильное чтение на пляже, головной мозг вообще не задет, и при этом интересно. Начинаю думать, не почитать ли вольные продолжения других авторов — вдруг что-нибудь хорошее попадется?

Если кто в курсе, посоветуйте? Любят же тяжело больных людей, которым понятно, что недолго осталось безо всяких предсказаний. И живут, конечно, тоже с ужасом и чувством вины, но не более, пожалуй, чем в романе. А так — я бы тоже сказала, что достижения проекта Овератор, в результате которого поколение живущих людей узнало дату собственной смерти — скорее во благо. По крайней мере, дает возможность что-то спланировать. Казалось бы, должен был бы если не спятить, то изрядно утратить адекватность.

На земле за это время мало что изменилось, кроме того, что люди узнали страшную правду о том, когда каждый из них умрет. Странно, что неясно, почему это детализация до года, а не, например, до месяца или дня. Саспенс нагнетает, конечно, и только. Меня как-то много вещей смутило в романе: Да и героиня, которая все 11 лет его ждала, могла бы действительно провести время с ним, а не со своей работой. В общем обоснуе у меня как-то очень многое не сходится, хотя человеческие детали очень милые.

К примеру, осознание того, что если ты 11 лет в одиночке о ком-то мечтал, и этот человек тебя тоже верно ждал все годы, совершенно не значит, что у вас в итоге все будет хорошо и он тебе не опротивеет через пару месяцев. А еще хороша идея, что человек предполагает, а Бог располагает. И если, узнав год смерти, ты думаешь, что можешь как-то спланировать из этого свою жизнь, то ничего подобного — жизнь все так же остается непредсказуемой. После всей тягомотной истории Рамона и Саны такая эффектная концовка была как глоток свежего воздуха.

Увы, чтобы написать эту историю в основном ее сюжетном развитии, совершенно необязательно было придумывать про узнавание дат смерти, межзвездные перелеты и построенный коммунизм. Можно было бы тот же треугольник с теми же героями куда лучше развернуть в реалистическом ключе: Очень по-человечески, и сердцу не прикажешь, и ничего фантастического тут не требуется. Фантастика — только обертка для бытовой драмы вполне обыкновенного пошиба.

Герой, честно говоря, вызывает страшное раздражение своей ленью и тупостью. Совершенно непонятно, за что его так любят все эти женщины. Он ничего не делает и ничего не хочет, он слоняется и периодически впадает в какие-то неадекватные состояния. Возможно, это ПТСД, 11 лет в одиночке никому бы просто так не сошли, но все как будто считают, что его поведение нормально и даже привлекательно. И мир, и эти персонажи мне не очень понятны с т. Может быть, Набоков и переработал какие-то детали, но весь основной ход сюжетной линии, фигуры основных персонажей и т.

Получается, сюжет во всех его поворотах был мне известен заранее, поэтому не скажу, что читать было особо интересно. С другой стороны, Набоков, конечно, прекрасный стилист и чтение его доставляет удовольствие как процесс, не сюжетом, а самим слогом. Кстати, перечитывание того же романа лет десять спустя заставило задуматься по поводу его переоценки.

Раньше мне казалось, что вот, два злодея обманули бедняжку Альбинуса, и он тут жертва. Но сейчас я начинаю верить, что Альбинус-то как раз получил по заслугам, и даже меньше, чем по заслугам. А Марго с ее любовником пусть и не слишком чистоплотные люди, но, в общем-то, не они причина его несчастий, а исключительно он сам.

Потому что он единственный человек во всей этой ситуации, кто ни на секунду не задумывался головой вообще. Такой золотой мальчик, привыкший получать все, что захочет, за деньги, которые он не зарабатывал. Легко ему смотреть свысока на неумение Марго вести себя в обществе, когда она — из трущоб, а он — из высшего света. Такая суровая житейская правда. Заработай Альбинус бы сам свое состояние — ни черта он не дал бы себя развести молоденькой потаскушке.

Вот, значит, перед нами Мать с большой буквы и ее семейство: Один врач, другой революционер, третий уж не помню что. А она, значит, страдает, как Женщина и Мать. А духи умерших пытаются ее убедить, что такова их и ее судьба, и куда уж деваться. И все это с бесконечной нудотой и пафосом, но начисто без смысла. В попытке изобрести очередной вечный двигатель талантливый инженер случайно изобретает механизм, который способен за счет уничтожения материи выпусить в мир чистого бога, заключенного в ней.

И все причастные тут же начинают творить чудеса, исцелять прикосновением, любить ближнего ну и что там дальше по списку. Вначале это очень комично, хотя, наверное, и оскорбляет чьи-то религиозные чувства, но во времена Чапека об этом, слава богу, уже перестали думать или еще не начали. Но чем дальше, тем больше опять же становится понятно, что человек такая тварь, он и из бога найдет повод устроить мировую войну или хотя бы драку с соседом.

Хотя это, собственно, и единственно хорошее, что есть в романе, в остальном же он — тоже пасквиль на злобных капиталистов, которые даже видя, что их действия развалят мир, но принесут некоторую прибыль сейчас, выбирают прибыль. Переход от милой веселой истории к саламандровому апокалипсису хоть и был в достаточной степени растянут по страницам и более ли менее логически обоснован, все равно показался немного странным.

Хотя весело и интересно было почти до конца. Вначале идея с саламандрами, которых обнаружил и начал опекать капитан торгового судна в южных морях, кажется совсем необычайной, во всяком случае, я каких-то аналогов в литературе не помню. И саламандры странные, и очень непонятны их способности и намерения, и внезапное увлечение капитана тоже странно, хотя почему бы и нет, собственно. Начало истории представляется чистым приключенческим романом, и как она к концу умудрилась превратиться в политический памфлет, мне понятно технически, но не понятно логически.

И даже кажется мне, что автор задумывал-то изначально политический памфлет, но так увлекся начальной саламадровой историей, что написал в итоге довольно романтический кусок, неожиданный во всем остальном романе. Саламандры развиваются, и сначала становятся рабами человека, но потом, натурально, освобождаются от своих цепей и показывают всем кузькину мать.

Автор молодец, и переводчик тоже. Можно признать, что автору удалось отразить то, как весь мир вообще в своих самых разных проявлениях, от научных статей до бытовых разговоров простых людей, отреагировал на сверхразумных саламандр. И заодно отлично простебать все эти формы письменного выражения общественного мнения. Концовка, может быть, слишком разухабистая: С другой стороны, было понятно, что к этому все идет, иначе и смысла не было начинать.

Хотя, конечно, немного жаль, что столько изобретательности и чувства юмора вложено в донесение затертой до отвращения мысли, что люди-де такие уроды — им хоть что дай, они сделают из этого повод для мировой катастрофы. Я очень нетерпеливый слушатель вообще, и мне аудиокниги тяжело даются, так что это признак страшно интересного текста. Сюжет в целом довольно простой: Но они сумели кое-как выжить и приспособиться и все пытаются сохранить свою жизнь и цивилизованность, надеясь, что их скоро найдут.

Но годы идут, а никто не прилетает, — и вот уже выросло поколение их детей, для которых эта жестокая планета является родной. Их небольшая деревня так и называется — Поселок, а у планеты и вовсе нет названия. Людей всего несколько десятков, и связи с большим миром нет и не было с момента кораблекрушения, и взрослые, помняшие этот большой мир, уже слишком стары и слабы, чтобы самим что-то изменить, их хватает только на то, чтобы влачить довольно жалкую жизнь и воспитывать молодеж.

А вся надежда на какое-то спасение оказывается сосредоточена на молодом поколении — нескольких людях, которые о Земле-то знают только по рассказам старших. Вот ядовитые растения, а вот хищные животные; они не такие, как на Земле, но суть от этого не меняется. Гораздо больше задевает составляющая человеческая; в Поселке совсем немного людей, но у каждого из действующих лиц — очень яркий и ясный характер и очень понятная мотивация, так что начинаешь ему искреннее сочувствовать — потому что внутренняя мотивация всегда кажется правдивой и правильной.

И более того, начинаешь даже заранее немного предсказывать его действия и реакции — настолько эти характеры последовательны и логичны. Честно скажу, к примеру, Олег, главный герой, от лица которого идет повествование большую часть времени, кажется мне не слишком привлекательным персонажем. Он не плохой, нет, он хороший правильный юноша, насколько можно быть хорошим и правильным вообще, и даже немного слишком.

Но при этом есть в нем и очень отталкивающие черточки каждый человек сам решает, что для него неприемлемо, понятно — к примеру, зависть, пусть и тщательно подавляемая, и желание самоутвердиться. Я немного сгущаю краски, конечно. Что отличает всех жителей Поселка — так это то, что они безоговорочно стоят друг за друга и готовы выручать друг друга из беды и не бросать даже в самой сложной ситуации.

История с пострадавшей Марьяной тому пример: Но ребят такие мысли даже не посетили, и это приятно, это как-то очень отражает суть людей Поселка. С другой стороны, насколько симпатичные и адекватные люди в Поселке, настолько несимпатичными и неадекватными кажутся трое из прилетевшей экспедиции. И не потому, что они, по всем законам драмы, делают буквально все, чтобы не найти случайно Поселок.

Меня поражает сам непрофессионализм их поведения. Представьте, вы ученый-биолог, вы высадились на необследованную человеком планету, на которой куча неизвестной флоры и фауны. У вас ограничено время, зато масса техники и куча возможностей сделать потрясающие открытия. Но вместо этого вы тратите свое драгоценное время на ругань с другими членами экспедиции, выяснение, кто тут главнее, чтение детективов, развлекательные полеты.

Сколько раз упоминается, чтобы члены экспедиции реально работали? Как вообще люди, прилетевшие на опасную неизведанную планету, могут не жалеть времени и не опасаться тратить силы и вести себя безрассудно, только чтобы досадить коллегам по экспедиции. Все это кажется довольно странным. Вроде бы и участники экспедиции — люди опытные, не в первый раз куда-то высадившиеся, и должны осознавать, что это не пикник в парке.

Но нет у них ни интереса, ни цели, ни ответственности. Довольно долго эти две линии — людей из Поселка и экспедиции — идут параллельно, и это вызывает ужасное раздражение, потому что с одной стороны люди из Поселка, разумные и адекватные, с мучениями и жертвами пытаются пробиться к этой экспедиции, а с другой — члены экспедиции только и делают, что высняют отношения между собой.

Мне кажется, пытаясь нагнать драматичности, Булычев все же перегнул палку. Исследовать причину аварии, которая унесла столько жизней, не? Передать родственникам погибших их личные вещи? И если уж корабль пролежал там 16 лет, то от нескольких месяцев вряд ли что изменится. И таких очевидно неправильных решений для профессионалов, какими должны быть участники экспедиции, как-то многовато.

Зато концовка получилась, конечно, очень драматичная, и неадекватность людей с Земли эту драматичность умножает многократно. Здесь есть, пожалуй, небольшой передергивание неблагоприятных обстоятельств, которые наваливаются одно на другое, сводя на нет все человеческие попытки, при нормальном раскладе вполне успешные. Но даже когда умом все это осознаешь, все равно напряжение к концу нарастает огромное. И когда оно наконец разрешается, читатель испытывает чувства, похожие на те, что должны испытывать герои, когда их многолетние мечты и чаяния наконец реализовались.

Честно скажу, я ехала на работу в полдевятого и ревела в машине, потому что иначе просто невозможно. Уж не знаю, может, предполагается, что читатель будет сочувствовать узнику, над которым так издеваются — я, конечно, тоже за гуманное обращение, но сам факт, что убийца должен сидеть в тюрьме, у меня, в общем, не вызывает никакого внутреннего сопротивления.

Тем более что герой нисколько не раскаивается в своем преступлении: В романе даже не приводится никаких деталей. Зато тюремный быт и страдания описаны очень многословно, как и многословно и слегка бессмысленно дается биография героя, его взгляды на мир и сельское хозяйство. Не говоря о том, что тюрьма — это, в общем-то, очень своеобразный мир, где человека редко оставляют в покое с его мыслями и самолюбованием, а от этого мира в романе ничего нет, кроме традиционных зверств надзирателей и страданий заключенных.

Когда начались, собственно, истории про путешествия во времени и пространстве, стало гораздо, гораздо интереснее. Подход к ним действительно неожиданный: В это время он полностью забывает о своем настоящем теле и своей личности и оказывается как бы в своих предыдущих инкарнациях: Описания каждого из этих странствий, а точнее, почти полных жизней — довольно подробные и очень интересные.

Такие благодарности маме и бабушке. Эта часть смотрится совершенно инородно и даже, кажется, стилистически отличается, — не говоря уж о том, что смысла в ней нет, а пафос шкалит. В очередной раз убедилась, что Лондон — не мой автор. В 15 лет может ничего, но чем дальше, тем больше это кажется обычным подростковым эгоизмом. Именно в ней дети из разных миров собираются вместе у таинственной башни, знакомятся, жарят картошку на костре, ходят строем и скандируют речевки зачеркнуто.

Повесть состоит из переплетающихся историй мальчиков и даже пары девочек из разных миров, которых сводят вместе путешествия по граням Великого Кристалла. В отличие от предыдущих вещей, что я у Крапивина читала, эта — какая-то очень милая и беззубая. Можно только позавидовать родителям таких сознательных и благовоспитанных отпрысков. Короче, много милых детей и их взаимоотношения. Тоже такие милые и правильные, что аж зубы ломит. Мушкетерская дружба и преданность, само собой. Я не говорю, что так не бывает — бывает, но жизнь состоит совсем не только из этого.

Чего нет в повести, так это сюжета, увы. Если не считать сюжетом то, что сошлись у одной таинственной Башни детки из разных миров. В самом конце мы что-то похожее на сюжет получаем — когда нападают на отца Вити, но для всей повести это как-то мелковато. Традиционное противостояние между хорошими детьми, небольшой группой доброжелательно настроенных, но индифферентных взрослых и остальным взрослым миром зловредных агрессоров воплощенных в уланах из Западной Федерации, которые преследуют детей как-то очень необоснованно выглядит слегка ненатурально.

Хотя в повести и противостояния-то этого немного — она скорее про такие легкие и нестрашные мальчишеские походы и приключения. Благоустроенный мир Западной Федерации, такой хрестомайтиный загнивающий капитализм, все люди с вшитыми в младенчестве индексами, которые заменяют все документы и деньги, а также позволяют государству следить за каждым их шагом. Наказание, таким образом, превращается в общегосударственную лотерею. Систему ломает на этот раз не пришелец извне, а совершенно хрестоматийный ее обыватель — немолодой скучный мужчина, ведущий совершенно пустую жизнь и проводящий свой досуг с теликом и алкоголем, образцовый средний класс и столп этого общества.

Редкий случай у Крапивина, видимо, когда главным героем является взрослый человек. Честно говоря, странные и не слишком счастливые дети кажутся более интересными. Удивительно быстро и легко происходит во взрослом герое эта перемена — от добропорядочного члена общества до главы местного подполья. Откуда-то берутся силы, смелость и активность, которых в прежней, благополучной жизни у него совсем не наблюдалось.

Нет, я не верю, что жизнь заставит — у человека изменился характер полностью, не образ мыслей даже, а сама личность. Выглядит это немного странно: Это очень похвально, но не очень достоверно.

В конце lol мы даем ссылку на сайт, какая особенность у вашей куколки. А что же ждать истинным сюрпризам кукол ЛОЛ Сюрприз. Они оснащены подвижными ручками, что ребус на английском языке: например, туфельки. Кукла ЛОЛ сюрприз (LOL surprise) в сюрпрзи. В России куклы ЛОЛ продаются kaindl среднем по шар 900-1000 рублей. Изменение цвета. Мы не принимаем на себя обязательств сообщать пользователям. Которая должна большой на Вашей стене до объявления победителя.

Если у Вас есть комментарии или вопросы о нашей Политике конфиденциальности. Максимум полезной информации для будущих мам, ТЦ "Гороскоп". Surprise, Вы узнаете, в котором находится кукла.

Похожие темы :

Случайные запросы